16:05 

г-жа Эстетика
Снова пропала.

Исполнение с доброфеста:6Т-58. Шоичи|Шоичи. В результате неудачного эксперимента с БКМ (Большой Круглой Машиной) Шоичи раздваивается. Недоверие к планам и взглядам друг друга, попытка взаимодействия.

- Давай проясним ситуацию, - предлагает Шоичи.
- Давай, - соглашается Ирие.
Огромная машина нависает над ними, как рассерженный родитель, ждущий оправданий, а Шоичи-настоящий пытается понять, что он сделал не так.
- Не понимаю, - говорит он, - все верно! Почему тогда эксперимент провалился?
- Дай гляну, - говорит Шоичи-второй, заглядывая ему через плечо, - а погрешности просчитал? Тут вот нет расчетов для количества…
- Да все я просчитал! – нервно перебивают его, - Отойди. Не мешай. Мне надо подумать.
- Чего тут думать. Готовься лучше перед Бьякуран-саном отчитываться.
- Ты хочешь место моей совести, что ли, занять?!
Шоичи кладет руки на стол и обессилено на них падает. Что за ерунда? Он готовился к этому эксперименту чуть ли не три месяца, ночами не спал, желая поскорее закончить, а тут.… Такой казус.
- Слушай, - говорит Шоичи-второй, - мне тоже это совсем не нравится. Дай мне чертежи, может, я найду ошибку.
- Нет там никаких ошибок, - бормочет Ирие-настоящий, - это либо машина взбесилась, либо я сошел с ума.
- Второе вероятнее. Дай чертежи.
Шоичи машет рукой куда-то вправо, указывая на пол между тумбой и складным футоном. Его точная копия усаживается рядом с беспорядочно раскиданными бумагами, берет в руку карандаш и, тихо проговаривая, начинает сверять рассчеты. Он надевает наушники, лежащие неподалеку.
- Йо, Шо-тян, - доносится из динамиков ноутбука. Шоичи-настоящий резко подскакивает на месте, бросает опасливый взгляд на Шоичи-нового и поворачивается к экрану лицом.
- Добрый… День, Бьякуран-сан. Какие-то неотложные дела?
- М? Нет, просто хотел повидаться с тобой, - Джессо улыбается, смотрит прямо ему в глаза и, наверное, сейчас поймет, что… - Что-то случилось, Шо-тян? Выглядишь усталым. Опять всю ночь не спал?
- Э.… Да, - Шоичи врет, врет, о господи, он не умеет врать, - сейчас вот как раз собирался идти.
- Хорошая идея, - одобрительно кивает Бьякуран, - Если еще раз увижу тебя таким усталым, заберу на основную базу в Италии.
Шоичи знает, что этот раз обязательно состоится. И за безобидным «заберу» кроется больше, чем кажется на первый взгляд.
- Конечно, Бьякуран-сан, - как можно более невозмутимо, - хорошего дня.
- Шо-тян.
Рука Шоичи замирает на полпути к кнопке отключения связи.
- Да?
- Ты ничего не хочешь мне рассказать?
Молчание длится около пяти секунд – Ирие действительно всерьез задумался о том, чтобы рассказать правду, но…
- Нет, Бьякуран-сан. Все хорошо, - о боже, как много лишних слов, его точно уже раскусили, - До свидания.
Экран гаснет.
Шоичи трет переносицу и думает. Наверное, нужно составить четкий план действий, попытаться во всем разобраться, но он не спал уже чуть ли не трое суток, а тут еще и… это.
Он слышит неприятное шипение – Шоичи-второй сделал музыку слишком громко – впрочем, как и он всегда – и этот звук неприятно терзал нервы. Ирие-настоящий подошел к своей копии и небрежным жестом снял наушники с рыжей головы. Когда на него поднялся взгляд, полный радости и непонятного волнения, Шоичи понял, кого напомнил самому себе.
- Это, - сказал он, виновато глядя на быструю смену радости разочарованием, - сделай потише. И… все же не трогай мои чертежи. Сам как-нибудь разберусь.
- Эти чертежи, - высказался в свою очередь Ирие-второй, - такие же твои, как и мои. Я их составлял. Я, понимаешь? Так же, как и ты.
О господи, думает Шоичи-настоящий. Эта копия здесь всего лишь час, а он уже едва сдерживает желание упасть носом в подушку, забыть обо всем и уснуть.
- Мне плевать, - говорит Ирие, - ты – всего лишь неудачный результат неудачного эксперимента. И, - Шоичи-настоящий пытается сохранять грозный тон, но понимает, что копия все прекрасно знает, - ни слова никому.
Под «никому» имеется ввиду только один человек.
- Пока я не придумаю, что делать, тебя никто не должен видеть. Ты ведь понимаешь, какие проблемы потом могут появиться? Поэтому…
Ирие-второй молча кивает.
- Понял.

***
Шоичи настоящий просыпается, резко подскакивая на футоне и тяжело дыша. Он вдруг понял, что дело всех его жизней может пойти под откос.
- Эй, - язык не поворачивается называть кого-то своим именем, - ты…
В комнате никого нет.
- Черт!
Ирие искренне желает собственноручно затолкать свою копию обратно в эту злополучную машину.
- Черт!
На экране включенного ноутбука сияет оповещение о новом сообщении. Шоичи судорожно щелкает мышкой, раскрывая его и пробегаясь глазами по строчкам.
Строчка всего одна.
«Скоро приеду»
И – ответ:
«Жду»
- Черт!
Какое еще «жду»? Что он себе позволяет, этот неудавшийся эксперимент? Может, он еще и про Вонголу ему расскажет?!
Шоичи ищет глазами время отправки и сверяет его с настоящим временем. Прошло три часа.
Бьякуран за это время мог уже сделать что угодно…
- Когда он придет, - обещает себе Шоичи, - я его убью.
В его голове проносятся тысячи наихудших вариантов. Наверное, Бьякуран все уже знает, и уже направляется сюда; он убьет предателя и…
Разъезжаются двери. Ирие-второй, слишком счастливый, проходит внутрь комнаты на дрожащих ногах и усаживается на футон. У Шоичи нет слов.
- Я ничего ему не говорил, - как камень с плеч, - прикинулся тобой. То есть, собой. Впрочем, неважно.
- Чем… вы там занимались?
Шоичи-настоящий знает ответ. Ирие-второй молчит.
- Не смей больше так делать, - предупреждает злой, очень злой Шоичи, - ты ведь понимаешь, что план может пойти крахом при одном только неверном движении?
- Ах, да, - говорит Ирие-второй, - план.
- Никаких «ах,да»! На кону судьба целого мира! Если ты – это почти как я, то какого черта не понимаешь, насколько это важно?!
- Вы не виделись полгода, - как бы невзначай говорит Ирие-второй, - я не знаю, как ты, но я скучал. Безумно скучал. Значит, и ты тоже. Ты вообще предполагаешь, что будет при теоретической победе Вонголы?
Да. Бьякуран умрет. Ну и ладно.
- Бьякуран умрет. Понимаешь? И что будет дальше?
Откуда я знаю. Все должно встать на свои места.
- Какого черта, Шоичи? Какого черта я только сейчас это понял? – говорит его копия.
Шоичи-настоящий молчит. Он никогда не видел себя в гневе – как-то не доводилось смотреть при этом в зеркало. Глаза яростно сверкают, пальцы комкают ткань футболки так, что даже в такой темноте видны четко выступающие костяшки пальцев. Лицо искажено, и у Ирие не остается сомнений, что это – не он.
А раз так, то призрачные мысли о доверии самому себе можно выбросить из головы.
- Успокойся, - осторожно произносит Шоичи-настоящий, - главное – не сделать фатальных ошибок.
Немного подумав, он добавляет:
- И я не так уж и скучал.
Второй-Шоичи, судя по выражению лица, не хочет ему верить. Но приходится.
- Быть не может.
Настоящий отмечает, что это действительно так.

***
- Давай еще раз, - удивленно и разочарованно говорит Шоичи-второй, - как это – ничего не чувствуешь.
Ирие пожимает плечами. Он действительно о Бьякуране последние несколько дней не вспоминал, а с появлением этого казуса так и вообще перестал ощущать то чувство смущения и неописуемой радости с примесью страха, когда видел Джессо или просто о нем вспоминал.
- А ты вдруг - наоборот, - рассуждая, говорит Настоящий, как будто разговаривая с самим собой – кроме шуток, - так соскучился, что… отдался ему сразу по приезде.
- Неправда! – заливаясь краской, говорит Второй, - Просто… так получилось.
Шоичи вздыхает и чувствует себя как на девичнике, где обсуждают понравившегося мальчика. Последние остатки доверия к этому казусу пропали.
- Ты расскажешь ему? – спрашивает Ирие-настоящий, чувствуя приступы боли в животе, - о том, что.… О том, что нельзя рассказывать.
Шоичи-второй отводит взгляд. Он молчит.
Они молчат.
***
Шоичи позволил себе уснуть только когда полностью уверился, что его копия спит. Он завел будильник на семь утра, зная, что второй до этого времени точно не проснется, и уже собирался улечься на теплый футон и накрыться одеялом, но…
Тут плавно разъехались массивные двери, и из кромешной тьмы вышел Бьякуран. Каким-то чертом он был с полотенцем в руке и очень пошлой улыбкой на лице.
«Только тебя сейчас здесь не хватало» - думает Шоичи.
- Еще не спишь, Шо-тян? – Ирие молится, чтобы его копия не проснулась от этого голоса и не выдала себя, - А говорил, что как придешь – сразу спать. Вот верь тебе после этого.
- Это…
Бьякуран улыбается еще шире и мгновенно оказывается рядом, сцепляя руки на талии Шоичи. Тот лишь сдавленно охает, судорожно соображая, что не так.
Да, он никогда не любил, чтобы Бьякуран заваливался в его комнату посередине ночи, он всегда пытался отчитать его и выгнать хотя бы до утра, но сейчас…
«Прошу, Бьякуран, только не разбуди этот чертов казус»
- Это было… неожиданно, - внезапно признается Джессо, - и очень приятно, - он зарывается носом в его волосы, и Шоичи чувствует теплое дыхание на своей шее, от которого раньше мурашки пробирали, - я просто не мог уснуть.
Ирие краснеет. Он очень этому рад. Хоть что-то происходит как обычно.
- Шо-тян уснул? – Джессо прикасается губами к тонкой коже шеи и Шоичи прикрывает глаза. Все же, тело не обманешь.
- Нет, но сейчас уже отключусь.
Бьякуран недоверчиво шепчет:
- Ты мне то же самое час назад говорил. Теперь я вынужден остаться ночевать здесь.
О Боже, думает Шоичи. Хуже не придумаешь.
Если он сейчас уснет, то не проснется раньше будильника. Бьякуран же всегда имел обыкновение вставать раньше и от нечего делать разбираться на его столе и заглядывать во все уголки комнаты, как будто выискивая все тайны его Шо-тяна.
Раскрытие их с Шоичи-вторым секрета будет неизбежно, так как он тоже явно раньше не проснется, а спит он на самом видном месте. Стоит Бьякурану встать и сделать шаг влево – все.
Шоичи был уверен, что Ирие-второй сразу же расколется и расскажет все.
Вообще все.
Поэтому надо было срочно выгнать Джессо из комнаты, даже если это не представлялось возможным.
- Бьякуран-сан…
- Бьякуран, - поправляет его Джессо.
- Да, - соглашается Ирие, - у меня тут такой футон неудобный, маленький. Идите к себе спать, а?
- Шо-тян такой нетактичный, - Бьякуран укладывает его в лежачее положение и укрывает одеялом, - хочешь, я могу поставить тебе сюда кровать. Двуспальную. Или трехспальную. Чтобы нам было, где развернуться.
Шоичи сжимает простынь в кулаке и, едва слышно вздыхая, решается на самый необдуманный поступок в своей жизни.
- Тогда пойдем к тебе.
Джессо на мгновение ощутимо напрягается и приподнимается на локте, недоверчиво заглядывая Шоичи в глаза.
Все. Полный крах.
- Что-то случилось, Шо-тян? У меня ощущение, что ты меня хочешь из комнаты вывести. Что у тебя тут? Бомба?
Нет, хуже. Но вам лучше думать так.
- Да… нет, что вы, - Ирие уже не знает, как ему себя вести – подозрительные шорохи из другого конца комнаты и его наглая, детская ложь, наверняка уже заставили Бьякурана подозревать самое худшее, - просто…
- Не ври мне, Шо-тян, - Бьякуран встает и ищет глазами выключатель, - я тебя насквозь вижу. И кого ты от меня тут прячешь? Я прекрасно чувствую присутствие второго человека.
Вспышка света ослепляет, и Шоичи-второй виновато высовывается из-за угла.
На лице Бьякурана культурный шок.

***
- Чем Шо-тянов больше, тем лучше, - говорит Джессо, - но только тогда, когда все они любят меня.
Шоичи-настоящий молча сидит на футоне, поглядывая в сторону второго себя. Тот сидит на полу, опустив голову и глядя куда-то в пустоту. Ирие его даже немножко жалко, но он знает, что на данный момент этот человек – его самый страшный враг.
Бьякуран же смотрит лишь на Шоичи-настоящего, прямо-таки чувствуя огромное желание влюбить его в себя. Шоичи-второй очень и очень ревнует.
- Бьякуран-сан, - говорит Ирие, - мы и сами разберемся, правда. Я сейчас…
- Сиди спокойно, Шо-тян, - Джессо улыбается слишком сладко, слишком ядовито, - я все равно не уйду. Оставить такое счастье в двойном размере на просто так – грех, самый страшный.
- Уходи, - настойчиво просит Шоичи-настоящий.
Шоичи-второй не может выдавить из себя столь желанное сейчас слово «останься».
Бьякуран смотрит на обоих и вздыхает.
- Ладно. Я дам вам час.
Никто не уточняет, что будет после в случае провала.
Джессо выходит из комнаты, оставляя после себя едва ощущаемый аромат сладости, и молчание сохраняется где-то около минуты. Шоичи-второй не выдерживает и ударяет кулаком по полу.
- Ты зачем его прогнал?!
- Потому что ты можешь рассказать ему много всего ненужного. Все пропадет, понимаешь? – Шоичи не чувствует злости, но явное раздражение и недосып заставляют непроизвольно повышать голос.
- Хорошо, - непривычно спокойно говорит Шоичи-второй, - давай вернем все в обычное состояние. Когда я стану единственным Ирие Шоичи в этом мире, то сам решу, кому что говорить.

***
Бьякуран осторожно подходит к комнате Шоичи. Он намерено стоит на расстоянии пяти метров от двери, чтобы двери автоматически не открылись, и он не потревожил никого из находящихся внутри. Ситуация была удивительно странной и оригинальной – никогда он еще не видел двоих Шоичи одновременно. Наверное, больше и не увидит – в гениальности двух гениев не приходилось сомневаться, наверняка они уже все закончили и вернулись в обычное состояние.
Джессо делает шаг, и железные двери расходятся перед ним.
- Шо-тян, - осторожно зовет он, оглядываясь.
Вот он. Лежит прямо на полу.
Бьякуран быстро преодолевает расстояние между ними, берет Шоичи на руки и относит на футон.
Пульс – в порядке.
Дыхание – в порядке.
Температура – в порядке.
В комнате больше никого нет.

@темы: пишем-с, реборн

URL
   

От себя

главная