00:44 

Баловство

г-жа Эстетика
Решила выложить и сюда, чтоб не потерялось. )

Верде/Спаннер, ~1700 слов, мимопробегал Шоичи с намеками на 10051.


В его глазах светилось безумие. Окутывающее, радостное и совершенно заразное, оно передавалось и Спаннеру, заставляя улыбаться и переставать дышать.
- Молодец, - сказал ему как-то доктор Верде. За что именно Спаннер получил такую похвалу – никто из них, наверное, уже и не помнил. Только с того момента каждое слово Верде Спаннер ждал с каким-то не присущим ему особым трепетанием, которое он охарактеризовал «странным».
Странным у него являлось все, что не поддавалось логичному объяснению.
Моску они проектировали втроем, сидя в уютной кухне Шоичи, строили – в темной комнатушке бывшего оздоровительного центра, а испытывали в подвале громадного отеля – почти такого же громадного, как чертеж внутреннего механизма батареи гигантского военного робота. Они с Шоичи всегда работали молча, не отвлекаясь от работы ни на секунду, поэтому, когда доктор-профессор-гений Верде присоединился к их тихой компании, изменилось все и сразу. Он небрежно перечеркивал аккуратные чертежи Шоичи, над которыми он трудился долго и усердно; он постоянно делал пометки на полях чертежей, тетрадей и даже на столе, не успевая за собственными мыслями, он писал размашисто и некрасиво, и его почерк Спаннер и Шоичи просто не понимали.
А потом они остались наедине.
- С тебя чертеж последней части корпуса и оптических сенсоров, - сказал профессор Верде, показывая пальцем не то на Спаннера, не то на стол, за которым ему предстояло работать, и глядя куда-то в другую сторону, размышляя совсем о другом. – И запомни уже наконец, что это наметочный чертеж, а не чистовик первоклассника.
Спаннер кивнул и послушно проследовал туда, куда указывал палец профессора Верде. Сам же профессор куда-то ушел, оставив Спаннера наедине с собой.
Карандаш слегка царапал бумагу, мысли витали где-то далеко-далеко – там, где профессор Верде был настоящим, высоким, невероятно красивым и полностью совпадал с личным представлением Спаннера об идеальном ученом. События трехдневной давности не давали ему покоя и отвлекали от работы. А когда он рассказал об этом Шоичи, тот только загадочно улыбнулся и ничего не ответил.
А сейчас профессор Верде был тем же маленьким созданием с гениальным сознанием, ворох бумаг в руках которого перевешивал его самого и, казалось, если он упадет, то просто не сможет из-под низ вылезти. Это было безумно мило, Спаннер даже улыбнулся.
- Работай, ассистент, - недовольно буркнул он. – Покажи мне, на что ты тут убил почти пятнадцать минут.
Спаннер послушно отодвинулся в сторону, давая профессору разглядеть чертежи поближе. Он не любил работать вручную, предпочитая делать все на компьютере, но много лет практики в будущем, которое уже не настанет, и в этом самом настоящем, давали о себе знать. Профессор Верде осматривал все недовольным взглядом, хмурился и водил маленьким пальчиком по линиям сплавки корпуса и верхней части тепловой батареи. Хоть он и был невероятно миниатюрным – если честно, у Спаннера в голове до сих пор не укладывалось это самое Проклятье и его практическое действие, такое просто было недопустимо законами физики и биологии! – рядом с ним он ощущал себя, как первокурсник-студент, а сам профессор Верде представлялся самым лучшим профессором в его собственном личном видении.
- Увеличь диаметр линз. – сказал он, вглядываясь уже совсем в другое место чертежа. – Уменьши линию сплава! Он же развалится от давления!
- Но ведь регулятор давления стоит в другой части корпуса, - возразил Спаннер. Профессор Верде посмотрел на него с азартом, едва улыбаясь уголками губ – а ну, докажи! Спаннер наклонился над чертежом, принимая вызов.
- Давление не достигнет центра сплава, а по краям стоят охладители и будут установлены тройные крепления. Мы бы могли поставить такие же около центра, но тогда они будут мешать установке регулятора…
- Это я и без тебя вижу, - сказал Верде. – Мне нужно, чтобы там находились и крепления, и регулятор. Или ты уменьшишь линию сплава, и так аккуратно, чтобы все не разлетелось, как в тот раз.
Спаннер посмотрел на него, думая, как бы возразить против невозможного самому олицетворению этого самого невозможного. Профессор ждал ответных аргументов.
- Я всегда делал их так, - Спаннер знал, что это прозвучит глупо, но вариантов не оставалось. – Они и без креплений по центру выдерживали покрышку в три с половиной раза тяжелее, чем эта.
- Твои роботы были самого заурядного среднего уровня, - фыркнул профессор в ответ. Спаннер почувствовал неприятный укол уязвленной гордости. – Если бы не мои поправки и тепловые сенсоры уникального спектра, то они бы так и остались заурядным дном роботехнического прогресса, которые бы и секунды не удержались против нашего соперника.
- Но он ведь и с вашими правками продержался не больше трех, - почти обиженно сказал Спаннер.
- Главное – это достигнутый прогресс! – восхищенный собой и своими достижениями, воскликнул профессор Верде. – В этот раз он должен продержаться две минуты, израсходовав все мое лимитное время, и ни секундой меньше!
Спаннер смотрел на него восхищенно, пытаясь угадать направление взгляда профессора Верде. Он был странным и потрясающим, этот профессор.
- За работу, ассистент, - довольно произнес он, спрыгивая с низкого столика и размахивая небольшим карандашом. – И чтобы внес все поправки.
Спаннер вздохнул и снова принялся за работу. Сроки поджимали.
***
- Ты как будто совсем не рад, - сказал Шоичи, доедая карри. Его мама не придерживалась традиционных рецептов, постоянно экспериментируя с новыми ингредиентами, но выходило довольно неплохо. – Вы закончили работу гораздо раньше, чем планировали. Ты ведь перепроверил?
- Да.
- И протестировал новые модификации на компьютерном модуле?
- Да.
Спаннер жил у Шоичи в квартире вот уже несколько недель, и практически ни разу не разговаривал ни о чем отвлеченном от тем их общих интересов. Почему-то сейчас, особенно вспоминая образ взрослого профессора Верде, выходящим из горящей Моски в подпаленном по краям накрахмаленном халате, он ощущал себя еще более странно, чем когда-либо. Он должен был поговорить об этом с Шоичи – его опыт общения с таким сложным человеком, как Бьякуран, мог помочь Спаннеру разобраться в этой нелепой проблеме.
- Тебе никогда не казалось, что некоторыми чертами своего поведения и образа жизни профессор Верде напоминает профессора Уиллсона из Университета Южной Каролины?
- Это который один раз приезжал на выставку в наш университет и провел там две лекции?
- Да.
- Который нашел несуществующую ошибку в твоем экспериментальном двигателе? – хихикая, спросил Шоичи.
- Да, он.
- Нет, ничуть не похож.
- Я тоже так думаю.
Шоичи отпил воды из стакана и удивленно посмотрел на Спаннера.
- Если бы я тебя не знал, - сказал он, приложив руку к покрасневшей щеке. – то, возможно, подумал бы, что ты.… Ну…
Шоичи решил не заканчивать фразу, а Спаннер решил не отвечать. Его мысли снова были где-то на грани странного и невозможного.
***
- Ты опоздал, черт побери.
Профессор Верде преспокойно пил крепкий-крепкий кофе, блаженно прикрыв глаза. В его тоне и голосе не было и тени упрека или злости, и Спаннер даже немного удивился его иррациональному безразличию и крайне неэмоциональной реакции.
- Где хваленая английская пунктуальность, ассистент?
Спаннер вытащил леденец изо рта и мельком взглянул на наручные часы.
- Я пришел на тринадцать секунд раньше. – он перевернул руку и показал часы профессору. – Вот теперь – точно вовремя.
- Твои часы меня не интересуют, - бросил профессор Верде. – Если все еще хочешь перенимать мой бесценный опыт, то не заставляй меня в тебе разочаровываться.
Спаннер улыбнулся – он наконец-то нашел себе достойного учителя.
- Ты уже потерял две минуты, - недовольно фыркнул Верде. – Разберись с этим хламом и спрячь наш маленький сюрприз под верхнюю покрышку. И линзы, линзы! Они тоже на тебе.
***
По прогнозам Шоичи и практически достоверной информации Бьякурана, Вендиче уже показались из своего убежища, а это значило только одно – бой начнется в самое ближайшее время.
Если бы Спаннер не знал профессора Верде, он бы обязательно подумал, что тот сильно нервничает перед предстоящей битвой. Он суетливо перемещался по комнате, залезал внутрь Моски чуть ли по пять раз в минуту, проверял центральный сплав, который Спаннер все-таки закрепил тройным креплением, проверял тепловые сенсоры и переставлял батареи. Спаннер сидел за столом и внимательно за ним наблюдал.
- Крепления все? Точно? – Спаннер знал, что на эти вопросы можно было не отвечать, потому что профессор Верде быстрее проверит сам, чем услышит ответ.
- Ты закрепил линзы? Покрышки? Где моя.… Вот, вижу. Ты не зарядил запасные батареи? И не нужно. Этих должно хватить.
В последние несколько дней у Спаннера появилась мечта – успевать за ходом мыслей профессора Верде, или хотя бы понять тот алгоритм, по которому они так хаотично меняются. Наверное, эту мечту можно было бы сразу признавать недостижимой, ведь профессор и сам вряд ли успевал за своими размышлениями.
- Ассистент, не спать! – профессор Верде спрыгнул на стол и оказался неприлично близко к лицу Спаннера. – Финальная проверка! Держи мою пустышку.
Спаннер удивленно протянул руку вперед, вопросительно глядя на профессора. Тот не обращал ни малейшего внимания на этот взгляд.
- Не кажется ли вам это крайне непрактичной тратой своего лимитированного времени?
- Ты еще меня учить будешь, как тратить мое время? – сказал он, нажимая кнопку на часах. – Заряда батареи хватит на полторы минуты, мне ни к чему остальные семьдесят секунд. Надежнее будет перепроверить все сейчас и использовать все по максимуму.
Спаннер послушно взял пустышку в руки из рук уже того самого, настоящего профессора из его головы и прошлой битвы. Странный и потрясающий, невероятный в своей нестандартности, он очень сильно импонировал Спаннеру не только в роли учителя и человека.
- Чуть вправо, ассистент, - приказал хриповатый голос. – И побыстрее.
Спаннер послушно сделал несколько шагов в сторону, сжимая пустышку в руке и восторженно глядя на активированного Моску. Профессор умел управлять им так легко и быстро, как не умел Спаннер после стольких лет практики; он мог летать на Моске, не задевая ни пола, ни потолка подвала, и делал это предельно быстро и точно настолько, что Спаннер даже и не знал, хорошо ему от этого или плохо.
Финальная проверка закончилась через тридцать две секунды. Профессор вылез из Моски и неприлично размашистым жестом зачесал волосы назад.
- Работает, - сказал он.
Профессор Верде подошел к Спаннеру и ухмыльнулся, глядя на него сверху вниз. Наверное, это многого стоило для него – увидеть этот восхищенный взгляд, направленный на него. Он положил руку Спаннеру на голову и наклонился к нему.
- У тебя еще тридцать секунд на расспросы и действия.
- Вы уверены, что справитесь за полторы минуты?
- Ты сомневаешься во мне, ассистент? Если никто не будет мне мешать, то разделаюсь с этим дерьмом и за полминуты.
Спаннер протянул ему пустышку – профессор поморщился и небрежным жестом отшвырнул ее куда-то под стол.
- Это было крайне непрактично.
- Я вижу, как ты на меня смотришь, мальчик, - сказал он, ухмыляясь. – У тебя еще есть время.
Спаннер смотрел на него снизу вверх, хотя мог смотреть и прямо перед собой. Профессору это безумно нравилось, наверное, поэтому он улыбался.
- Какой ты еще глупый, - вздыхая и отходя назад, пробормотал он, нажимая кнопку на часах и возвращаясь к своему прежнему виду. – Когда сниму с себя проклятье, научу тебя, как нужно правильно тратить время.
- Когда или если? – уточнил Спаннер.
- Прекрати сомневаться во мне, идиот.
Ожидаемый писк часов неприятным эхом отскочил от холодных бетонных стен.

@темы: пишем-с, реборн

URL
   

От себя

главная